Shortparis в «Юбилейном». Как это было | Музыка и клубы | Time Out

О группе Shortparis в этом году говорят много. Поводы самые разные, будь то клип «Страшно» или шоу на фестивале «Форма». В последнее время разговоров стало еще больше: вышли новый альбом «Так закалялась сталь» и видео на заглавную песню. Рецензии журналистов и слушателей смешанные, но неравнодушные. Артемий Троицкий даже назвал Shortparis «самой сильной русской рок-группой всех времен». То есть сильнее, чем, например, «Кино» конца 80-х и «Мумий Тролль» середины 1990-х.

В ноябре у Shortparis — два важнейших выступления на крупных площадках: в спорткомплексе «Юбилейный» в Петербурге и клубе Adrenaline Stadium в Москве.

За неделю до петербургского выступления я видел Shortparis в Утрехте на фестивале Le Guess Who?, а вообще регулярно посещаю их концерты с 2017-го. Это недолго — кто-то бывал на Shortparis еще в 2012-м в барах «Стирка 40º» и «Нико» — но все же достаточно, чтобы иметь возможность составить впечатление и сравнить.

Билеты продавалась на танцпол и трибуны со свободной рассадкой. Но разницы в цене не было, а на самой площадке никаких браслетов и печатей не ставилось. Внутренний социализм логично соотносился с эстетикой нового альбома.

Сцена располагались посередине зала. От ее центральной части разветвлялись две дорожки, напоминавшие подиумы. Микрофонов было столько, что желающие оказаться поближе к вокалисту Николаю Комягину не знали, куда именно бежать. Хотя билеты продавались на все трибуны, задействованы в итоге были только центральные.

Около часа по кругу звучала гулкая, тревожная электронная музыка. В половину девятого начался традиционный для группы предконцертный перформанс. В этот раз — тоже соответствующий тематике нового клипа и альбома. На подиумах выстроились люди в гимнастерках с надписью «in hostem omnia licita» («по отношению к врагу все дозволено»). В центр вышли два исполнителя и спиной друг к другу, лицом к зрителям с обеих сторон пели русские песни и романсы — на стихи Есенина, «Перезвоны» Валерия Гаврилина и другие.

К естественным аплодисментам публики скоро добавились оглушительные фонограммные. Исполнители бесконечно кланялись, солдаты на подиумах хлопали, но их не было слышно, как и постепенно начинавших недоумевать зрителей. Ход оказался удачным — когда исполнители запели еще одну песню, из зала почему-то послышались крики «Бууу!». Получился такой абсурдный социальный эксперимент, будто сцена из текста Владимира Сорокина.

Еще десять минут, крики «Коля, выйди!», и группа появляется на сцене, встречаемая фонариками от телефонов.

На одном подиуме перкуссионист Даниил Холодков застучал в барабан. На другом Комягин запел «Нелюбовь» — и неожиданно исполнил ее очень плохо. Худшим моментом был явный рассинхрон с музыкантами в первом припеве.

Дальше во время концерта музыканты будто не раз не слышали то ли самих себя, то ли друг друга. Чуть четче сыграли следующие «Что-то особое во мне» и «Так закалялась сталь», но такого кошмарного звука на Shortparis я не слышал ни разу. (Я стоял возле центра сцены — в соцсетях писали, что чуть вдали и на трибунах было получше.)

 

Источник: timeout.ru

категория: модно

Добавить комментарий